Яков Есепкин - Страница 2
Добро пожаловать!
FORUM.KIEV.UA - ФОРУМ КИЕВ ЮА
Максимум общения, минимум правил.
Киевский форум с самомодерацией
1. Автор темы - руководит темой. Может удалять чужие сообщения.
2. Уровень флуда, офф-топа, регулирует лишь автор темы.
3. Модераторы удаляют лишь грубые нарушения: закон, спам, мат...


Страница 2 из 8 ПерваяПервая 1234 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 21 по 40 из 143
Like Tree6Likes
Тема: Яков Есепкин
  1. #21
    Житель Достижения:
    Ветеран5000 Experience Points

    Регистрация
    25.08.2011
    Сообщений
    136
    Очки
    6,249
    Уровень
    18


    Яков Есепкин

    Сафо

    Ослеплены свеченьем тусклых лет,
    Склонялись мы пред огнищем порока,
    Но очи буде горний фиолет
    Обвел -- сия не гаснет поволока.

    В Элизиуме темный пурпур астр
    И образы Руфь пестовала взором,
    Серебряные гаты Зороастр
    Гранил ее алмазным разговором.

    Сновиждений тех краска тяжела
    И стерта, аки погребное злато,
    Небесная молитва истекла,
    Теперь вовек не зрети нам, что свято.

    Не зреть когда и нечего жалеть,
    Елико это вижденье лукаво,
    Мы сами цвет несем и уцелеть
    Меж черемниц светясь адничных, право,

    Сложней, чем показаться может, им
    Претит колес высотных обозренье,
    А башни с лепоцветием благим
    Страшны и вовсе, тусклое их зренье

    Иных картин достойно, посему,
    Тем паче наши спутницы юродны
    Временные, оставим их чуму
    Владелицам, где домы благородны,

    Резон какой заразу прививать,
    Летит она пускай на оба дома,
    Смертям двоим, Фаустус, не бывать,
    Одна тебе и мне уже знакома,

    Коль с нами вместе чермы дивный свет
    Лазурный соглядать сейчас потщились,
    Мы сами б возалкали, тьмы корвет
    Их прах неси подальше, как решились

    Гулянье с черемами совершить,
    Отвесть за небоцарствие сиречных
    И тем задачку вечную решить,
    Закрыть одну теорию из вечных

    Теорий, впрочем, все одна другой
    Оне, известно мудрым, стоят, паче
    Их чаяний, дадим теперь благой
    Знаменье небоцветности, иначе

    Прогулки наши мрачных свеч витых
    В серебряных и червенных тесемах
    Не будут стоить, троллей и пустых
    Лукавниц, пустотелых черм в Эдемах

    И так страшатся эльфы белых чар,
    Одесные иные средоточья,
    Нельзя отвадить сумрачных волчар
    Молочных агнцев, буде полуночья

    Готовы новолунные огни,
    Секрет открыть еще, помимо смысла
    Всездравого внушают нам одни
    Черемы неоправданные числа,

    Урочные для нечисти балов,
    И путают сознательно картину,
    Селена лишь выводит из углов
    Некрылых, озлащает паутину

    Плетенную, а полная она
    Иль новая, неважно, эти балы
    Порхают внеурочно, нам луна
    Мила всегда, каморные подвалы

    И те пронзает огнем золотым,
    Но хватит отступлений нелиричных,
    Наш замысел успенным и святым
    Без слов понятен, знаков и вторичных

    Яснений не хотят сии, вернуть
    На небы из адниц избранных раем
    Беремся, значит, благо преминуть
    Гордыню и брезгливость, умираем

    Хоть с чермами, но есть и в этом свой
    Лазурный правый умысел, их лядность
    Избудем в небоцарствии, живой
    Пусть ведает о мертвом, неоглядность

    Вселенская для челяди темна,
    А царичам дарует упованье,
    Безумствуй, желтомлечная луна,
    Великое нас ждет соборованье,

    Любили мало Грозного, уж он
    Знал цену смерти, казни родовые
    Оставим Иродам, навеет сон
    Безумец ли, Селена, как живые

    Не могут смертных истин обрести,
    Вперед, гуляем ныне, мертвых любит
    Сильнее чернь убогая, тлести
    Иль царствовать, а ведьма не погубит

    Небесности виждителей, тому
    Искать равенств тождественных не станем,
    Привьют хотя бубонную чуму,
    Балы земные с водкою вспомянем,

    Имбирь, корицу, тмин, еще мускат,
    Сунели, куркуму, пион, базилик,
    Жасмин сюда бросайте, адвокат
    Диавола не прадо носит, филик

    Любой парижский, чопорной Москвы
    Столетья позапрошлого Фандорин
    Вам это подтвердит охотно, вы
    Не видели, но дьявольских уморин

    Хватится не на то, когда балы
    Гремят и снаряжаются чермницы
    За нами, должно баловать столы
    Питья великолепием, ночницы

    Желтушные сверкают пусть, свечей
    На конусных подставах собираем
    Огнем витую рать, чем горячей
    Сиянье, тем одесней, умираем

    Единожды, урок такой пример
    Являет и Манон, и Мессалине,
    Калигуле избавиться химер,
    Смотри опять, непросто, бойной глине,

    Обитому серебру, хрусталю,
    Раскрашенному в стразы, всякой царской
    Великой прежде утвари, велю
    Я, Фаустус, целиться, чтоб варварской

    Испробовать честной текилы той,
    Не знающей ароматов коньячных,
    Этиловых спиртов ли, золотой
    Очищенной нектарности, призрачных

    И нежных добавлений (ски|||||
    И лак для снятья красных перманентов
    C ногтей, обувный крем и солнцедар,
    И жимолости ветвь, экспериментов

    Оставим пальму Веничке, сюда
    Не входят), неги нощно ли убудет,
    Роится закаминная чреда
    Демонов и греховниц пусть, не будет

    Без нас ни пирования, ни треб,
    Алхимикам даем карт-бланш, патины
    Вековые их ждут, в серебро хлеб
    Пускай преображают, а рутины

    Довольствуют царские мертвецы,
    Успенные пажи да камеристки,
    Сюда и парфюмерные скопцы
    Сойдут, а с ними регенты, хористки

    Церковей ложных, водки им свечной
    Прелить черед, за конусные блики
    Пора, пора и нам от неземной
    Беспечности мелькнуть, зане велики

    Мы были и останемся, Фауст,
    Но ад червных образниц тенедарство
    Опасно простирает, яко пуст
    Коллегиум замковый, это царство

    Не нам теперь обязано дарить
    Столовскую возвышенность, колодки
    Не нам опять, гишпанцев ли корить
    За тяжесть сапогов, черемной водки

    Алкать кому, чермам самим, круги
    С девятого по первый Дант лукаво
    Пока живописует, сапоги
    Хоть скинем, завести сии, всеправо,

    Далече могут, воя не боясь
    Неречниц, гасим, Фауст милый, эти
    Виющиеся огни, растроясь,
    Они тлееть устанут в адской нети.

    Сион, еще Поклонная гора
    Таят свои холодные скрижали,
    Нас ждут и в Христиании, пора
    Тех встретить, коих слогом поражали.

    Для нас урочат вечности гонцы
    Лишь алые готические латы,
    Страдают Букингемские дворцы
    Без царских наших теней, у Гекаты

    Пускай растят гусей дурных и кур,
    Одни спасали Рим, других колечья
    Певцов травили в мире, Эпикур
    Печальный мог бы с блеском велеречья

    Им вынести комический вердикт,
    А, впрочем, пусть колодницам на пару
    Годуются, их глупость Бенедикт
    Еще предъявит городу, тиару

    Высокую черед церковным петь,
    А нам друзей великих зреть в Эдемах,
    Должны невесты белые успеть
    И донн алмазных очи на големах

    Должны теперь, зане протекторат
    Господний всем благим повелевает
    Молчать, остановиться и карат
    Слезы оставить времени, бывает

    Оно всегда угодным палачам,
    Певцам иные области и царства
    Даруются, как маковым свечам
    И здесь гореть нельзя, свои мытарства

    В парафиях незримых совершим,
    Обман парижской мессы не достоин,
    Я знаю, рая нет, когда решим
    Вернуться, инок Божиий иль воин

    В десятом измеренье встретит чад,
    Чтоб вывести на торную дорогу,
    За Рейном нет ли персти, вечный град
    Над небами внемлет Царю и Богу.

    Мы бисером сребрили невода,
    Вальпургиевка нас упоевала,
    Метохии иль Персии Звезда
    Светила псалмопевцам, воевала

    Герника с Аваддоном, а певец,
    Быть может, Шиллер пламенный, Вергилий
    Готовил небоцарствиям венец,
    Юнид сводя к офортам надмогилий.

    проСТОЙ нравится.

  2. #22
    Житель Достижения:
    Ветеран5000 Experience Points

    Регистрация
    25.08.2011
    Сообщений
    136
    Очки
    6,249
    Уровень
    18


    Яков Есепкин

    Элиоту

    Всерайские рулады не свернуть,
    Их выточив голубками со краю,
    Нам эльфы по струнам басовым путь
    Укажут к отвоеванному раю.

    Иллюзии утратились одне,
    А рая мы еще не потеряли,
    Сколь истина в худом всегда вине,
    Цари свое видения сверяли.

    Веди ж к вратам иль мимо, Элиот,
    Не молви о надежде, речь остави,
    Нам ангелы серебрили киот,
    Гореть в каком лессированной яви.

    Вольно от рая в сторону уйти,
    Левее тлятся куполы Аида,
    Направо всех к чистилищу пути
    Ведут с неотвратимостью боллида.

    Певцы теперь ответны за обман,
    Не ведают и днесь о чем творенья,
    Навеяли сиреневый дурман
    Глупцам, лишив их собственного зренья.

    Иное там, иное и не то,
    Свидетельствовал Грек и с Греком иже,
    Как миновать предрайское плато,
    Без ангелов теней явиться ближе.

    Что правда, паки истинно гореть,
    Затепливаться станем, яко свечки,
    Нельзя еще неречным умереть,
    Сордим хотя акафистом сердечки.

    Дарован был труждающимся рог
    Мирского изобилья, дарованны
    Судилище царям, пиитам слог,
    Которым ангелы соборованны.

    Им здесь распорядиться удалось
    Немногим, а и как распорядиться
    Талантом, если пиршество свелось
    К попойке, не смешно ль таким гордиться.

    Не будем сих речителей судить,
    Трудами пусть молчанье искупают,
    Глядишь, одни взялись хлебы сладить,
    Другие красных жеребов купают.

    Бессмертие оспаривать нельзя,
    А периев тяжеле событийность,
    Влечет любая избранных стезя
    Туда, где расточается витийность.

    Хотели песнью торжища лечить
    И в каверы свои же угодили,
    Нельзя ловушки эти отличить,
    Засим чернилом сердца туне рдили.

    Смотри, днесь панны с вишнями во ртах
    Летают и цвета гасят золою,
    И даром о серебряных крестах
    Пииты гонят челядей метлою.

    Излитый мрак виется тяжело,
    Бледнея пред победными дымами,
    Аидовскою тенью на чело
    Ложится твердь -- она вовеки с нами.

    Молчи, елико все временщики
    Днесь могут лгать о праведной любови,
    Не ведают и эти языки,
    Какими вдовых сватали свекрови.

    Воспенит слезы наши мертвый цвет,
    Прожгут их жала в кубках богомерзких,
    Тогда и змеи выползут на свет
    Из похв да изо ртов сех изуверских.

    Мешали всё о праведности речь,
    Боялись непреложных откровений,
    И стали мы безмолвствованьем жечь,
    Цезуры отделив от песнопений.

    Свечами нощь светить повремени,
    Втще искушать воительные громы,
    Текут пускай сиятельно огни
    Из вежд моих -- во черные хоромы.



  3. #23
    Житель Достижения:
    Ветеран5000 Experience Points

    Регистрация
    25.08.2011
    Сообщений
    136
    Очки
    6,249
    Уровень
    18


    Яков Есепкин


    ТРИЛИСТНИК УБИЕНИЯ


    I

    Только змеи, Господь, только змеи одне
    Бьются подле цветков и во яви тризнятся,
    Источилися мы, изотлели в огне,
    Боле свет-ангелки мертвым чадам не снятся.

    Вот безумная нас приманила Звезда,
    Разлия серебро, повлачила по кругам,
    Новый год отгорит, вспыхнет хвойна груда,
    Так опять в Рождество застучимся ко другам.

    И беда ж – предали, не Сынка ль Твоего,
    Утерявши в гурме, троекрестно распяли,
    Против зависти нет на земли ничего,
    Царствий куполы виждь, где агнцы вопияли.

    Ядно зелие мы будем присно алкать,
    Рукава что пусты, святый Господь, нестрашно,
    И костями возьмем, станем хлебы макать
    С богородной семьей в четверговое брашно.

    Хоть отчаянья грех отпусти во помин
    Прежних белых годов, опомерти притронной,
    И теперь мы белы, яко вешний жасмин,
    Только всякий цветок залит кровью червонной.


    II

    Пред субботой стоим, пред последней чертой,
    Красно золото ей из очес выливаем,
    В келий пятничных темь кажем венчик златой,
    Роз-костей набрали, ни нощим, ни дневаем.

    Заступиться нельзя в ту зерцальну купель,
    И стодонна ж сия ледовая крушница,
    Разве бойным одно, безо нас чтите ель,
    Память нашу всчадит ярче огнь-багряница.

    Рои демонов бал новогодний чернят,
    Чур, лиются птушцы в благовестные звоны,
    Чистых бельных невест юродивы тризнят
    На сносях, к царствиям их влекут Персефоны.

    Господь, трачена жизнь, и стоим на юру,
    Тыча жалкой сумой в троекрестье дороги,
    Надарили мы звезд ангелкам во пиру,
    Перстной кровию нам красить сиры муроги.

    Слезы чадов собрать, всем достанет вина,
    Ниткой сребряной мор-окарины тиснятся,
    Мимо как повезут, вижди хоть из рядна –
    Мы серебром горим, всё нам ангелы снятся.


    III

    Господь, Господь, слезой прекровавой утрись,
    Слово молви ль, взмахни рукавом с Ахерона,
    Кайстры бросили в персть – змеи алчны свились,
    Грознозлатная Смерть белит наши рамена.

    Далей нет ничего, всех Рождеств лепота
    Сребром красной была да размыта слезами,
    Трачен чадов удел, а доднесь золота
    Страстотерпцев юдоль, где тризнят образами.

    Присный пурпур Звезды с перстов кровию сбег,
    И жалкие ж Твое летописцы заветны,
    Что пеяли хвалу, слали крушницей снег,
    За обман кобзарей разве чада ответны.

    Узришь как в золоте оперенья птушцов,
    Пухи бельные их кости-снеги устелят,
    Ангелам покажи царичей без венцов,
    Пусть апостольну кисть эти раны обелят.

    Иль во гробе разлей исцеляющий свет,
    Ах, мы розы Твое, волошки прелюбили,
    И заплакати днесь мочи-лепости нет,
    В сраме виждь агнецов – нощно нас перебили.


  4. #24
    Житель Достижения:
    Ветеран5000 Experience Points

    Регистрация
    25.08.2011
    Сообщений
    136
    Очки
    6,249
    Уровень
    18


    Яков Есепкин

    Концерт в записи

    Приближение к зеркалу

    Весна твоей жизни совпала с весною,
    Венцы филармонии Бах осеняет,
    И плачут над каждой органной трубою
    Заздравные свечи, и воск их не тает.

    Над пурпурной тяжестью бархатных кресел
    В сребристо-линейном ристалище зала
    Горящею радугой реквием взвесил
    Электроорган векового накала.

    Он помнит величье и свечки иные,
    Ручейную сладкую негу вотуне,
    Бессмертие любит изыски свечные,
    Червовые искусы в черном июне.

    Давно извели бедных рыцарей дивы,
    Какие спасать их брались всебесстрашно,
    Лишь фурьи меж нас, а белые Годивы
    В альковах вкушают с принцессами брашно.

    Дались нам аркадии княжеских спален
    Темнее, доныне мы там хороводим,
    Невинников легкость дика, вакханален
    Их танец, Рудольф, что и девиц изводим.

    Коль всех отравили цветками граната,
    Еще семенами и зернами, Коре
    Вернем эти яства, за фугой соната
    Звучит пусть, Алекто ль мила Терпсихоре.

    Нам чистые ангелы шлют угощенья,
    Нам розы свои ароматы даруют,
    Свободней музыцы сии обращенья,
    Царицы стонежные с нами пируют.

    Серебряных эльфам гвоздей яко видеть
    Не стоит и маковый рай неохранен,
    Закажем убийцам армы ненавидеть,
    Равно им терничник нектарный возбранен.

    А что воровать друг у друга ауру,
    Мы были велики и время лишь наше
    Лелеяло пенье и нашу тезуру
    Червленою строчкой тянуло по чаше.

    Теперь из нее пьют эльфии нектары,
    Летят ангелки на мрамор белладонны,
    И нимфы златые влекут в будуары
    Убитых царей, и алмазятся донны.

    Нет маковых раев, а мы и не плачем,
    Сон вечности крепок и белых альковниц
    Еще мы успеем почтить, и сопрячем
    Еще партитуры в охладе маковниц.

    Когда лишь в партере темнеет от света,
    Близ фата-морган усмиряются чувства,
    На пленке миражной в слоях черноцвета
    Сияет немая пластина искусства.

  5. #25
    Житель Достижения:
    Ветеран5000 Experience Points

    Регистрация
    25.08.2011
    Сообщений
    136
    Очки
    6,249
    Уровень
    18


    Яков Есепкин

    Асии

    Позовут проповедовать нас,
    Когда сил для реченья не будет,
    В царстве мертвых пропав, свинопас
    О евангельской правде забудет.

    И увьет нам уста тишина,
    Поелику не будет иного.
    Слишком долго гранила волна
    В темных водах священное Слово.

    Мы и сами как волны, сиречь
    Тени их в угасающем следе,
    Не достойны вести эту речь,
    Вопрошать смерть о вечной победе.

    Чем победная славится мгла,
    Именитства зачем отменяют,
    Аще правда царям тяжела,
    Пусть латыни еще отемняют.

    А косу расспросить и нельзя,
    Только цветность увидеть возможно,
    Где отроков невинных разя,
    Яти августа светятся ложно.

    Красных венчиков сих огоньки
    Мы узреем – терние на струпе,
    Ярко цели были высоки
    И добиты сказители вкупе.

    Лживы помыслы, ложны слова,
    Истонченное золото веры
    Нощно гасят небес кружева,
    Сокрывая Господние сферы.

    Перст избранничества не туда
    Указал из всезвездного крена,
    Виждь, горит меж губами вода,
    Запеклась в ней кровавая пена.



  6. #26
    Житель Достижения:
    Ветеран5000 Experience Points

    Регистрация
    25.08.2011
    Сообщений
    136
    Очки
    6,249
    Уровень
    18


    Яков Есепкин

    Деяния


    Лучзабвеньяблеснет -- звезднойславырассыплетсяцепь,
    ЕршалаиматеньляжетпепломназеленьМедины.
    Вековыесмарагдысвятилиболотаистепь,
    Городаипогосты, анынепронзаютруины.

    Навсегдаосыпаетсяпроклятыйвечностьюцвет,
    Маргариткивплетаютввенкитем, ктокнижнобесплотен.
    Этизвездыпо-варварскибудутсудитьчерныйсвет
    Иогнямиполотьсорнякибелоснежныхполотен.

    Этизвездычерны, толькодляожерельятебе
    Хватитблескауних, возгоравшихсянадслободою,
    Есликамнивоздвигнутнадгробьепоследнеймольбе,
    ТыегоосвещайпеременносПолярнойзвездою.

    Север, северпарчовый, еголидыханьепьяней
    Богоноснойчумы, италийскихцезурныхфиолов,
    Долгоангелынасберегли, апрометныхогней
    Днесьуженепрейти, негоритиподсвечникЭолов.

    Летвалькирийтяжелистозвучен, бессмертиенам
    Уготованобыло, нопрочатуделыиные
    Мертвымвечнымпевцам, ацветочкиобрядныеснам
    Пустьаурыдают, ащекрасныюдолиземные.

    Ничегоболездесьнезатлитмишурудекабря,
    Нетиелейдлянас, такравноангелкиуповают,
    Свечкидарствуютвсем, ктовозноситещепрахоря
    Кнеботвердивмечтах, скемнощныепевцыпировают.

    Былимузыкомнемилосердныищедрывсегда,
    Налеталисельфидыильпифиигрузногорели,
    ДеснострофытеклисьиалмазнаярделаЗвезда
    Надсвечницейночной, ссеребрилисьтеперьакварели.

    СкользаСловоплатитьнесеребром, акровью, пускай
    Нерыдаютхотябожевольныеэтикамены,
    Иисусе-Цветок, мертвыхпевчихвлазурьотпускай,
    Намнебудетодномежсвятыхпсалмопевцевзамены.

    Ипочтозабессмертиеплатууродцыберут,
    Сихбраменниковжалкихявиделнаангельскихтризнах,
    Высокинебеса, алазурностьливорысотрут,
    Небоцарскиетати, душившиедочеквстаризнах.

    Тольконощнымпевцам, толькоправымизванымквенцам
    Повеличиюшпильизбирается, пакистолпница,
    Всуенынецвести, веселитьсяхоромнымловцам,
    Положеннасословьюлукавомусмерть-власяница.

    Бросимтемныхалмазовмерцанность, веретищхудых
    НесоцветнуюмретьнаГосподнемпорогеивсплачем,
    Хорошоигорели, ищитесейчасмолодых,
    Тьмойоплаканныхпевчих, кользвездыибагриепрячем.

    Заоткрытыераны, тяжелоезолотолир,
    Запобедыимперскиеипоклоненьебессилью
    НампозвездновоздастсяещеинаРодине, Пирр,
    Поцелуемвчелоильвенкомименнымкнадмогилью.


    ||||||

    Мы, Господь, прележимвокровавомрядне,
    Авхожденьяхстезичеловекамторили,
    Такивьютсяпонимтолькозмеиодне,
    Васильковыйколорчернотьмырастворили.

    Ах, пустыесады, чтосейчасгоревать
    Очервовыхплодахизабельныхцветочках,
    Выйдемперстамиихкостянымисрывать,
    Распеватипсалмывсмертоимныхсорочках.

    Червным, Господь, начнутвертоградыцвести
    Ицерковкипогрудьискраснятсяпреднами,
    АнгелыТвоичаднемоглиупасти --
    Имвверхуибелетьсвсенощнымизвонами.

    ||||||

    Этузвезднуюблизость, сиреневыхскрипокрыданье
    Кторазбилсявкуски -- понимает, атыихпрости.
    НасОтчизналегконенавиделаинапрощанье
    Тяжелополюбилазамукинакрестномпути.

    Виждь, сердца, точнокамни, давнопрогибаютскрижали,
    Возлежатподгорамидобитыечернымцевьем,
    Такпочто, каксвятые, стопыотземлиотрывали
    Игорелиподнамиследытемносинимогнем?

    Всезвездамиожгло, восвинцеполыхаютсирени,
    Погребальнымкомандамсвободныедалиштыки.
    НаВальхалленайдут, якодолжно, пускайнашитени
    Вазиатскиходеждахугрюмыегробовщики.

    Вектудамыстремились, небесныебилифиолы
    Сзолотыминектарами, викинговчтилизаих
    Неподкупностьичестность, ещеавестийскиешколы
    Нашурокразберут, будемертвыхпречтутинагих.

    СеверАзиимил, авраюлишьединыкогорты,
    Краскасмертисотретосновныеземныецвета,
    Чтозаядизорвалнетлеенныеэтиаорты,
    СкажетВакхнамскорей, скажутбренностьиславытщета.

    Одиночествовмраморекармномлегконебодержцам,
    Слишкомдолгосвоимировольныеузынесли
    Мыкоцветникамрайским, теперьиречемгромовержцам,
    Небополнившимвечность, чтобтенекасалисьземли.

    Знаюя, ктоубилименя, имогильщиковоных,
    БедныйЙорикочницывперяетпустыеизтьмы
    Втенижалкиеал, втурмымертвых, нашатахзеленых
    Малобудетсвинца, северянедобавятсурьмы.

    Тойбагрянойсурьмы, откоторойпьянелицарицы,
    Молодыеналожницыделалисьмелабелей,
    Фаэтонулетел, ноиныегремятколесницы,
    Римнелюбитмолчаньяиантикишуменкелей.

    Насрабынилюбили, апрофилигрешнициныне
    Светлыйрайукрашают, нимфеткинезнаютвремен,
    Посмотри, посмотри, какзанамивтартарскойпустыне
    Совлачатсяони, какунашихстенаютрамен.

    Станемимиопятьлюбоваться, доколевозможно,
    Забыватьлисейчасмеловыхирыдающихдев,
    Наслюбилиони, атеперьблагочестиеложно,
    Вотиплачутпускай, теницарскиевмглеразглядев.

    Белладонныдлявсехнапаслиивинаданаиды,
    Варманьякирейнвейнпустьглядятсяловцыжемчугов
    Излетейскихканалов, исторгнутитениАиды,
    Жемчугсвойподберем, хватитльдадлякаверныхслогов.

    Номолю, несдвигайсвечиненавистикизголовью,
    Может, встретимсявновьпризажженныхвославусвечах,
    Послесмертиполюбятменя, нотакоюлюбовью,
    Откоторойзастынутислезывкровавыхлучах.


  7. #27
    Житель Достижения:
    Ветеран5000 Experience Points

    Регистрация
    25.08.2011
    Сообщений
    136
    Очки
    6,249
    Уровень
    18


    Яков Есепкин

    Памятник

    Мы храм возводили из глины
    И слезы гранили нам речь,
    Но все превратила в руины
    Осенняя черная течь.

    Сиреневой кровью фиалки
    Горят на распутье дорог,
    Тенями влечет катафалки
    Цирцея в загробный чертог.

    Мы здесь ожидали извета,
    Летали вверху ангелки,
    У Господа белого цвета
    Просили – светлить потолки.

    И вот сей чертог неохранен,
    И вот нас камены манят
    В лазури, где тенник возбранен
    И мертвых пиитов хранят.

    Ах, поздно теперь веселиться,
    Прельщать небодарственных муз,
    Бессмертным не стоит улиться,
    Тристийский стопрочен союз.

    Но время речи и молчанье
    Возвысить до маковниц сех,
    Где красное Гебы венчанье
    На царствие милует всех.

    Тот дом на Щепке иль на Мойке
    Иным нотодержцам вспевать,
    Тесно в Малороссии тройке,
    Тще мрамором смерть лицевать.

    Алмазы нам здесь положенны,
    Затем царствий маковых строй,
    А сказки на крови блаженны,
    А сами усладны игрой.

    Летят меловые квадриги,
    Камен мировольных несут,
    Серебра коснутся вериги,
    Уснувших царевен спасут.

    Высока помазаний треба,
    Притроновый чуден удел,
    Розарьи и маки для неба
    Вноси, кто Христа соглядел.

    Покрытые славой, к Отчизне
    Спешили мы, словно гонцы,
    Так пусть не язвят хоть при жизни
    Терновые эти венцы.

    Исчезла святая опора,
    И вечно все ж в лунном огне
    Парить будет пепел собора,
    Как памятник нашей весне.

  8. #28
    Житель Достижения:
    Ветеран5000 Experience Points

    Регистрация
    25.08.2011
    Сообщений
    136
    Очки
    6,249
    Уровень
    18


    Яков Есепкин

    Фламандцам

    Слезами изольется мор-трава,
    Пойдем сердечки чермные сбивать,
    Пустые заломивши рукава,
    Ко Господу их станем воздевать.

    И что по убиенным голосить,
    Вдоль крестного пути лежат оне,
    Хотят живой водицы испросить,
    Залити жажду чадную в огне.

    Но, Господи, залить ее нельзя,
    Неможно человеков обмануть,
    И где ж та наднебесная стезя,
    С которой мертвых чад не повернуть.

    Влачимся мы, изморно колеся,
    Собак оголодавшихся жалчей,
    Чрез скудные призорники неся
    Беззвездие сиротское лучей.

    И встретятся нам ангелы в пути –
    Горящие терничные столпы,
    И чадам, невоскресшим во плоти,
    Омоют преточащие стопы.

  9. #29
    Житель Достижения:
    Ветеран5000 Experience Points

    Регистрация
    25.08.2011
    Сообщений
    136
    Очки
    6,249
    Уровень
    18


    Яков Есепкин

    Пастель


    Египетская цедра над метелью
    Сменилась топким цеженным огнем,
    И жалованный снег предстал купелью,
    И слух потряс Зевес, рассеяв гром.

    В цезийское пространство ход отверст,
    Искрится фиолетом чермный перст
    Антихриста, но вечно существует
    В природе роковая правота,
    А днесь ее вместилище пустует,
    В каноне солнце Божия перста.

    Елику смерть о черном балахоне
    Куражится, поклоны бьет, вино
    Из сребренных куфелей (на агоне
    Убийц холодных, прошлое темно

    Каких, летучих ангелов отмщенья,
    Заказчиков расплаты, иродных
    Мелированных ведем, обольщенья
    Не ведавших иного и родных

    Отцов невинных мальчиков кровавых,
    Царевичей всеугличских, царей
    Развенчанных в миру и величавых,
    Помазанных их дочек, пастырей

    Грассирующих преданных урочно,
    Без серебра алкавших крови их,
    Алмазных донн и панночек, бессрочно
    Почивших в Малороссии, благих

    Когда-то, ныне желтыми клыками
    Украшенных садовников, хламид
    Носителей колпачных, брадниками
    Крадущихся вампиров, аонид,

    Небесной лазуритности лишенных,
    Жертв новой гравитации, другой
    Колонны адотерпцев оглашенных)
    Лиет вольготно в скатерть, дорогой

    Пейзаж для сердца, из венецианских
    Замковых окон видимый, темнит
    Личиной злобной, дарует гишпанских
    Высоких сапогов короб, теснит

    Сама еще белесых наших гостий,
    Блондинок, сребровласок, чаровниц,
    Но только натуральных, ведем остий
    Им кажет черни, сумрак оконниц

    Почти и новогодних застилает
    Хитонами ли, бязью гробовой,
    Молчит, а то собачницею лает,
    А то взывает чурно, кто живой

    Откликнись, будем пир одесный ладить,
    Еще играют Шуберта в саду,
    Моцарта явствен шаг, музык усладить
    Чарованных готовый, заведу

    Сейчас, а снег декабрьский не помеха,
    Чем далее, теплей он, милых дев
    И другов честных в царственности меха
    Сибирского, пушнины, разглядев

    Какую ведьмы в зависти лишь ахнут,
    Гагаровой к вишневым деревам,
    Здесь вишенки мороженные чахнут
    В корице сахаристой, кружевам

    Желточным их пойдут сирени пудры,
    Как всякую любовно обернем
    Бисквитами и сдобой, были мудры
    Евреи местечковые, рискнем

    С царевишнами к ним соединиться,
    На маковые ромбы поглядеть,
    Бывает, царским кухарям тризнится
    Обилие столешниц этих, бдеть

    Сегодня им о яствах непреложно,
    Пускай засим рецепт перенесут
    В палатницы хоромные, возможно,
    Еще царей отравленных спасут,

    А смерть, гляди, опять кикимор дутых
    Презрев, лиет по скатерти вино
    Из битого начиния, согнутых
    Юродливо бокалов, решено,

    Пируем хоть с мертвыми рядом, сверки
    Теперь не нужны, истинно чихнем,
    Покажутся тогда из табакерки
    Черемницы и черти, сих огнем

    Порфировых свечей осветим, ярка
    Заздравная свечельница, когда
    От жизни и не видели подарка,
    Что ж требовать у смерти, иль сюда

    Нелегкая внесла ее, угасло
    Сколь денное мерцанье, так одно
    Ей в ноздри вклеим розовое масло,
    Боится роз косая, а вино

    Хоть криво, но лиет еще, отравней
    Сыскать непросто будет, а куфер,
    Хоть бит, как прежде полон, благонравней
    Презреть и нам развратных, Агасфер

    Теперь сих отравительниц не любит,
    Я знаю, много брали на себя,
    Шутили не по делу, сам и губит
    Пускай адскую челядь, пригубя

    Несносное отравленное пойло,
    Реку вам, други, ладите балы
    Пировные, гостям рогатым стойло
    Всегда найдется, царичам столы

    Пусть нынче камеристки сервируют,
    Смотреть люблю движенья, угодить
    Хотят оне успенным и балуют
    Живых, кому за кем еще следить

    Один сегодня помню, тьмой беленье
    Скатерное кривым не очернить,
    Мы выстрадали благое томленье,
    Бессмертию не стоит временить,

    Когда цари пируют вкруг одесно,
    Когда живые царичи, а сих
    Невесты ожидают, благовестно
    Такое пированье, бабарих

    Здесь можно смело к чурным приурочить,
    Молчание их выдаст, нам пора
    Дела вершить земные, не сурочить
    Невинно убиенных, за одра

    Червницу не зайдем и возалкаем
    Суда великонощного, коль яд
    Иных берет, черноту отпускаем,
    Тлести ей меж эльфиров и наяд,

    Одну, пожалуй, косную оставим
    Чермам во назидание, перчить
    Начнемся белым пересом, заправим
    Лукавые мозги, сколь огорчить

    Решит смешного рыцаря, сиречить
    Возьмет опять привычку, совлекать
    Царевн в альковы, стольников увечить,
    Иродничать и ёрничать, алкать

    Веселия на тризнах цареносных,
    На службе у порока зреть святых,
    Орать безбожно, фей златоволосных
    Лишать воздушных нимбов золотых,

    Греми пока, нощное балеванье,
    Замковые ансамбли заждались
    Музыки и акафистов, блеванье
    Кашицей мертвой суе, веселись,

    Товарищество славное, Селены
    Взывает свет, нести быстрей сюда
    Фламандские холсты и гобелены,
    Рельефные гравюры, стразы льда

    Хрустального, шары чудесных фором,
    Сребряные, порфирные в желти,
    Витые алебастрами, узором
    Диковинным горящие, внести

    Быстрей велю и блюда выписные,
    Фаянсами разящие гостей,
    Алмазовые рюмки, именные
    Суповницы из крымских областей,

    Орнаментные амфоры, куферы
    Красные, изумрудные мелки
    Для ангелов, точеные размеры
    Отметить возжелающих, лотки

    Со яствием нездешним, на капризы
    Рассчитанные, негой кружевной
    Богатые кофейники, сервизы
    Столовые, молочниц пламенной

    Ансамбль еще, пирожницы, свечений
    Держатели вальяжные, чайных
    Китайских церемоний и печений
    Гофрирный антураж, пироносных

    Конфетниц череду, еще креманки
    Холеные, цветовья севрских ваз,
    Пируем, аще балов самозванки
    Зерцальниц не преидут напоказ,

    А серебро прейти сим невозможно,
    Пусть плачут в стороне, взирая наш
    Горовый пир, напудриваясь ложно,
    Чтоб время обмануть, резной лаваш

    Им снесть, а то для пифий горемычных
    Украсть вина куферок, пармезан
    Стянуть при верном случае, клубничных
    Желе набрать украдкой иль нарзан

    Какой хотя кианти на замену,
    Иль мусс, иль кухон сливочный, грильяж
    Наладить в туесок, вторую смену
    Им жариться едино, сей типаж

    Знаком балам и нами узнаваем,
    А ну, чермы, офорты геть чертить
    Куминами и фенхелем, бываем
    Нечасто рядом, бойтесь осветить

    Чихающие рожицы, берите
    Сиреневые пудреницы, тушь,
    Паршу невыносную, хоть орите
    В себя, покуда краситесь, на чушь

    Адскую мы елико не разменны,
    Помазание ждет нас и престол,
    Как могут бысть куферы мертвопенны,
    Пьем здравие, серебро этот стол

    Разбойное не может изувечить
    Соцветностию мертвой, нам оно
    Всегда служило верой, бойтесь речить
    Ползвука, если в серебре вино.



  10. #30
    Житель Достижения:
    Ветеран5000 Experience Points

    Регистрация
    25.08.2011
    Сообщений
    136
    Очки
    6,249
    Уровень
    18


    Яков Есепкин

    На смерть Цины

    Четыреста шестьдесят седьмой опус

    Меж созвездий лилеи цветут,
    Взнимем лики в холодную млечность,
    Аониды хотя ли почтут
    Май пенатов и нашу увечность.

    Се юдицы опять веселы
    И о них злые вдовы мелятся,
    И гнетет вековые столы
    Желть цветков, и оне веселятся.

    Здесь любили и мы пировать,
    Сгнили яства и сад неутешен,
    Хоть явимся еще - обрывать
    Звездный цвет с мертвожелтых черешен.

    Четыреста шестьдесят восьмой опус
    .
    Золотыя шары отисним
    Тонкой нитью червовой ли, пудрой,
    Спит Щелкунчик во мелах, а с ним
    Легок Рании сон белокудрой.

    Хвоя бледная, царственный мел,
    Юность злая и где, от германок
    Прочь, Гофман, сколь бояться умел,
    Веселись над фольгою креманок.

    Всё порфирные эти канвы
    Ближе к утру меловницам снятся,
    И герольды молчат, и главы
    Нимф со хвоями кровью тиснятся.



    Видео на youtube: Leda 684 «Космополис архаики» (новинка).

  11. #31
    Житель Достижения:
    Ветеран5000 Experience Points

    Регистрация
    25.08.2011
    Сообщений
    136
    Очки
    6,249
    Уровень
    18


    Яков Есепкин

    Христиании


    А и бойным, Господь, пожалеют венков,
    И успение наше -- тщета,
    Свято мы берегли во миру ангелков
    И пурпурные чтили цвета.

    Нет сейчас прекровавой слезы, ничего,
    Перевьемся раскрасной тесьмой,
    Хоть воскреснем и Сына узрим Твоего,
    Аще каждый богат лишь сумой.

    И когда всех не сможет юдоль удержать,
    Звезды выльют на персть диамент,
    Мы приидем к Тебе -- небеса обряжать
    В срывки чермных сукровичных лент.


    ||||||

    В потир церковное вино
    Возлей и помяни
    Мечты, погибшие давно,
    И проклятые дни.

    Кровь запеклась в цветки на нем.
    И обагрив края,
    Теперь устами не сотрем
    Вовеки мы ея.

    Кадится третий Рим, но пуст
    Мраморник тусклых лет,
    Камен разбитых красных уст
    Взыскует мглы стилет.

    Зачем хоромные гудят,
    О требницах снуют,
    В трапезных шелковых ядят
    И мел нектаров пьют.

    Проткнет имперская игла
    Гортани, воздыхать
    Начнут о прошлом тени зла
    И в зеркалах порхать.

    Иной сосуд слезами дев
    Наполнен до краев.
    Персты к Элизиуму вздев,
    Мы вспомним гром боев.

    Зане сомкнулись на века
    Круги летейских вод,
    Лучом посмертная строка
    Благословит уход.

    Ты ненавидела любя,
    Библейское число
    Огнем и прокляло тебя,
    Насквозь, как тень, прожгло.

    Приидут за ответом к нам
    Святые и тогда
    Потир притянет к черным снам
    Остудная звезда.

    Где ангельский загробный плач
    Свергает блеск порфир,
    Разорной кровию палач
    Позолотит потир.

    Не серафимы к нам во сны
    Слетятся, серебром
    Горя, -- поля чужой страны
    Усеет вороньем.

    Как светоч адской темноты,
    Звезда Полынь зажглась,
    Где по небу летела ты,
    Пока не сорвалась.


    ||||||

    О, как хотела ты помочь
    Цветам в осенней мгле,
    Но смерть не вправе превозмочь
    И вечность на земле.

    Твою заветную мечту
    Сожгут, лишь пилигрим,
    Зерцало поднеся ко рту,
    Склонится -- Боже с ним.

    Нас к черным звездам по ночам
    Всегда влекли пути,
    За бритвы, к золотым очам
    Скользящие, прости.



  12. #32
    Житель Достижения:
    Ветеран5000 Experience Points

    Регистрация
    25.08.2011
    Сообщений
    136
    Очки
    6,249
    Уровень
    18


    Яков Есепкин

    Эринии в августовском саду

    Август, пленник астрийский, запел
    Песнь свою перед мглою.
    И колчан, полный огненных стрел,
    Взял на хоры с собою.

    Ах, Господнее лето цветет,
    Дама-глория в цвете,
    Разве темный сребрится киот
    С образками о лете.

    Страшно глянуть и бросить нельзя,
    Не избыть, яко вина,
    Искривилась земная стезя,
    Где ея сердцевина.

    Тяжелы эти иглы от роз,
    Не иступятся кровью,
    Кто ответствовал смерти всерьез,
    Поплатился любовью.

    А превратной любовь и была
    О горенье нелепом,
    Видишь, перстень мой держит игла
    Диаментовым крепом.

    Дале немость и глухость садов,
    Раз не сталося брашен
    И траурною ятью плодов
    Зрелый серпень раскрашен.

    Бледный мрак в череновом огне
    И цветки засыхают,
    Хоть сугатные эльфы одне
    Пусть над сими порхают.

    Весело им кружиться-летать,
    Не услышат литаний,
    Глухо кадиши станут читать
    С багрецом листований.

    И литании тонкий исток
    Воспоит Лорелею,
    Будет желтию всякий цветок
    Бит ли, выкрашен ею.

    Нож садовый отбросил я прочь,
    Прячась, неосторожно
    Куст задел: -- Ты умрешь в эту ночь?
    -- Да, спастись невозможно.


  13. #33
    Житель Достижения:
    Ветеран5000 Experience Points

    Регистрация
    25.08.2011
    Сообщений
    136
    Очки
    6,249
    Уровень
    18


    Яков Есепкин

    Тупик

    Золотое черногладье

    Ростральных колонн, как у Биржи,
    Здесь нет и порталы не те,
    Что к золоту горнему ближе,
    Чем к вежд роковой широте.

    Сторонне горит Мариинка,
    Плывет Исаакий в огне
    Холодном, Большая Ордынка
    В готическом рдится окне.

    И кто из него Крысолова
    Окликнет, кто ангельский хор
    Узорчатым тлением Слова
    Ожжет, яко бледный фарфор.

    Цезурные невские волны
    Испариной мертвой взялись,
    Альковницы рейнские челны
    Топят, сами все извелись.

    Ищи гордеца-богомола
    В лазури убойной, под ним
    Пылает райская фиола,
    Ероним сейчас не храним.

    А невские злые граниты
    Иных фиолетов бегут,
    Вздыхают легко меццониты,
    Орфеев и львов стерегут.

    Лишь только уста открывали
    Певцы, от румынских графинь
    Парчи их немые скрывали,
    Как письма династии Минь.

    Винтовие челяди адской
    Свинцами витыми грозит,
    Се кадиши аднице ||||ской
    Веселье несут и транзит.

    Декором серпы повилики
    Мерцают на пенной листве,
    Когда полумертвые блики
    В кровавой плывут мураве.

    Углы и квадраты строений;
    Из мраморной глуби двора
    В смарагдовый обруч растений
    Дохнуло, и стало «вчера».

    Но формы хранили былые
    Предметы, и суть не могла
    Растечься, разлиться в иные,
    Бежавшие тленья тела.

    Абсурдные стены и ныне
    Стоят в блеске вечных лучей.
    Из каменной этой пустыни
    Исхода нам нет, Моисей.

  14. #34
    Житель Достижения:
    Ветеран5000 Experience Points

    Регистрация
    25.08.2011
    Сообщений
    136
    Очки
    6,249
    Уровень
    18


    Яков Есепкин

    Дубль


    Исчезновение

    Возлил он кровь свою в закат,
    Но уцелело отраженье.
    В зеркальном холле автомат
    Теней дублирует движенье.

    А в небесах горящий крест
    Все тяжелее нависает,
    И чаши млечные Гефест
    Огнем холодным обжигает.

    О, ледяное пламя дней,
    Неспешное теченье Леты!
    Чем бездны ближе, тем ясней
    В них блещут наши силуэты.

    И кровью срам не искупить,
    С млынами весело сражаться,
    Кому из вод летейских пить –
    Кому в их нетях отражаться.

    Гиады плачут об иных
    Единородных младших братьях,
    И угли шпилей именных
    Кроят узор в их черных платьях.

    Не все ль равно, зачем ушли
    Мы некогда во мрак смертельный,
    Когда любить еще могли
    Хотя б за сребреник поддельный.

    Неважно, смертью смерть поправ,
    Пропавшим не дано вернуться,
    Возможно разве с переправ
    Загробных молча оглянуться.

    Пирамидальные кусты
    Плывут в астрале отраженном,
    И снег-сырец из темноты
    Кропит парадники озоном.

    Запомни, Райанон, снега,
    Изнанку черную и зимы.
    Их равнодушны жемчуга,
    А мы тоскою уязвимы.

    Любить декабрьский мрамор здесь
    Вольно под бременем упадка.
    Свою бессолнечную смесь
    Всяк выпьет залпом до осадка.

    Кипит и пенится она
    Слезою яда золотого,
    Но кубки допиты до дна
    И на устах кровавых -- Слово.

    Ты дождалась прощальных ласк,
    Сквозь огневой вертеп к «Савою»
    Прорвался не звонок, а лязг
    Чувств, оголенных теплотою.

  15. #35
    Житель Достижения:
    Ветеран5000 Experience Points

    Регистрация
    25.08.2011
    Сообщений
    136
    Очки
    6,249
    Уровень
    18


    Яков Есепкин

    Элегия

    Зной, терпкий августа воздух заверчен пока что
    Ветра фигурами, отблесками золотыми
    Фей фьезоланских, впорхнувших в октавы Боккаччо,
    Всех перед ними бредущих иль следом за ними.

    И не успели еще нас предать полукровки,
    Смерть далека и не тщится одесно рыбачить,
    Что ж, возгорайтесь ромашек лихие головки,
    Белым огнем ныне время архангелов значить.

    Свой аромат нам отдарят цветки полевые,
    С ядных столов занесутся и вина, и хлебы,
    Темные эльфы вспоют: «Се елико живые,
    Им уготовайте пурпуром витые небы».

    Тягостных снов боле мы не увиждим вотуне,
    Серебро в кровь и ковры со перстов изольется,
    Щедрые дарницы плачут о красном июне,
    Скаредных нив не исжать, а вьюнок ли упьется.

    Даже в объеме, астрийским днесь залитом светом,
    Пристальный взгляд так и не различает пробелы,
    Краски горят, осязаема даль и предметы,
    Рябь по воде убегает все в те же пределы.

    Нети цезийские ждут нас еще и Вальхаллы,
    Грешницы рая, иных областей одалиски,
    Буде забудут кримозные сны и хоралы
    Ангелы смерти, дадутся им красные списки.

    Где ты, Рудольфи, мы с Дантом бредем не луговьем,
    Третиим Фауст взялся бередить эти струны
    Всемировые, а плакать над жалким сословьем
    Наших временников станут пустые матруны.

    Что Эривань виноградная, что лигурийской
    Щедрой земли холодок на вечерней прогулке,
    Нимфы пьянеют сегодня от крови арийской,
    Завтра им южной Зефиры дадут в переулке.

    Нимфы пускай нежат винами-кровью гортани,
    Дуют в окарины, пьют молодые нектары,
    Видишь, Летиция, встретились мы, Эривани
    Града надежнее нет для брачующей пары.

    Узких следов милых грешниц во бродниках райских
    Туне искать, все хмельные сейчас, данаиды
    К нам по цитрариям быстро влекутся, данайских
    Сим угощений хватило в шатрах Артемиды.

    Нам совенчать божедревок и цинний зеленых,
    Темных эльфиров и трепетных милых нимфеток,
    Кармного мрамора мало у вечности, оных
    Только успенные могут найти меж виньеток.

    Черных виньет, возгорящихся мелом траурным,
    Кои таят в гефсиманских сандалах гиады
    С грифами вечности, мы ж побережьем лазурным
    Вечно и будем свои совершать променады.

  16. #36
    Житель Достижения:
    Ветеран5000 Experience Points

    Регистрация
    25.08.2011
    Сообщений
    136
    Очки
    6,249
    Уровень
    18


    Яков Есепкин

    На смерть Цины

    Четыреста тридцать первый опус

    Фавны оперы нас охранят,
    Веселяся, витийствуйте, хоры,
    Сводность ангели тусклые мнят,
    Режут цоколь мелки Терпсихоры.

    Белый царь ли, мышиный король,
    Всё б тиранить сиим винограды,
    Темных свечек заждался Тироль,
    Негой полны Моравии сады.

    И куда ж вы несетесь, куда,
    Италийские ангели требы,
    Нас одела иная Звезда
    Во гниющие мраморы Гебы.

    Четыреста тридцать второй опус

    Раскрошили юродские тьмы
    Гребни желтые наших полотен,
    А и золото сим для Чумы,
    С кистью Брейгель,Ероним бесплотен.

    Кто успенный еще, алавастр
    Виждь и в нем отражайся, каддиши
    Нам ли чаять во цветнике астр,
    Львы умерли и здравствуют мыши.

    Сколь начнут адострастно гореть
    За Эдемом белые цесарки,
    Мы явимся - камен отереть
    И сотлить перстной желтию арки.
    Четыреста сорок четвертый опус

    Тисов твердые хлебы черствей,
    Мак осыпем на мрамор сугатный,
    Где и тлеет безсмертие, вей
    Наших сводность жжет сумрак палатный.

    Шелк се, Флория, что ж тосковать,
    Лишь по смерти дарят агоние
    Из партера бутоны, взрывать
    Сех ли негу шелковой Рание.

    В Александровском саде чрез тьмы,
    Всекадящие сводные тени
    К вялым розам тянулися мы --
    Днесь горят их путраментом сени.

    Четыреста сорок пятый опус

    С Ментой в мгле золотой предстоим,
    Лишь для цвета она и годится,
    Алым саваном Плутос таим,
    Гея тленною мятой гордится.

    Крысы выбегут хлебы терзать,
    Маки фивские чернию веять,
    Во столовых ли нощь осязать,
    Ханаан ли хлебами воссеять.

    Сем путраментом свечки тиснят
    В изголовьях царевен синильных,
    Яко гипсы кровавые мнят
    Всешелковость их лон ювенильных.

  17. #37
    Житель Достижения:
    Ветеран5000 Experience Points

    Регистрация
    25.08.2011
    Сообщений
    136
    Очки
    6,249
    Уровень
    18


    Яков Есепкин

    На смерть Цины

    Четыреста шестьдесят девятый опус

    Где путрамент златой, Аполлон,
    Мы ль не вспели чертоги Эдема,
    Время тлесть, аще точат салон
    Фреи твой и венок – диодема.

    Шлейфы Цин в сукровице рябой,
    Всё икают оне и постятся,
    Се вино или кровь, голубой
    Цвет пиют и, зевая, вертятся.

    Кто юродив, еще именит,
    Мглу незвездных ли вынесет камор,
    Виждь хотя, как с бескровных ланит
    Наших глина крошится и мрамор.

    Четыреста семидесятый опус

    Полон стол или пуст, веселей
    Нет пиров антикварных, Вергилий,
    Ад есть мгла, освещайся, келей,
    Несть и Адам протравленных лилий.

    Разве ядом еще удивить
    Фей некудрых, елико очнутся,
    Будут золото червное вить
    По венцам, кисеей обернутся.

    Наши вишни склевали давно,
    Гипс вишневый чела сокрывает,
    Хоть лиется златое вино
    Пусть во мглу, яко вечность бывает.

    Четыреста семьдесят первый опус

    Капителей ночной алавастр
    Шелки ветхие нимф упьяняют,
    Анфиладами вспоенных астр
    Тени девичьи ль сны осеняют.

    Над Петрополем ростры темны
    И тисненья созвездные тлятся,
    Виноградов каких взнесены
    Грозди к сводам, чьи арки белятся.

    Померанцы, Овидий, следи,
    Их небесные выжгут кармины,
    И прельются из палой тверди
    На чела танцовщиц бальзамины.

    Четыреста семьдесят второй опус

    Изольется бескровный псалом,
    Возрыдают о мертвых эльфиры,
    И тогда над вечерним столом
    Тускло вспыхнут свечные гравиры.

    Ах, притроновый славен удел,
    Только славы, Господь, мы не ждали,
    Раев цитрии кто соглядел,
    Свеч не имет, где с кровью рыдали.

    Убран, Господе, стол и всепуст,
    Ищут дочери нас юродные,
    И серебро точится из уст
    На свечельницы те ледяные.

  18. #38
    Житель Достижения:
    Ветеран5000 Experience Points

    Регистрация
    25.08.2011
    Сообщений
    136
    Очки
    6,249
    Уровень
    18


    Яков Есепкин

    На смерть Цины

    Четыреста семьдесят третий опус

    Грасс не вспомнит, Версаль не почтит,
    Хрисеида в алмазах нелепа,
    Эльф ли темный за нами летит,
    Ангел бездны со адского склепа.

    Но легки огневые шелка,
    Всё лиются бордосские вина,
    И валькирий юдоль высока,
    Станет дщерям хмельным кринолина.

    Лишь картонные эти пиры
    Фьезоланские нимфы оставят,
    Лак стечет с золотой мишуры,
    Аще Иды во хвое лукавят.


    Четыреста семьдесят четвертый опус


    Всех и выбили нощных певцов,
    Сумасшедшие Музы рыдают,
    Ангелочки без тонких венцов
    Царств Парфянских шелка соглядают.

    Хорошо днесь каменам пустым
    Бранденбургской ореховой рощи
    Бить червницы и теням витым
    Слать атрамент во сень Людогощи.

    Веселитесь, Цилии, одно,
    Те демоны влеклись не за вами,
    Серебристое пейте ж вино,
    Украшенное мертвыми львами.


    Четыреста семьдесят пятый опус


    Подвенечные платья кроты
    Сотаили для моли в комодах,
    Цахес зол, а пурпурные рты
    Шелкопрядов толкуют о модах.

    Се камелии, нежат они
    Дам бальзаковских лет и служанок,
    Тайно Эстер манили огни
    К юной Кэри от вей парижанок.

    Источись, вековая тоска,
    Нас оплакали суе теноры,
    Падшей оперы столь высока
    И лиются под ней фа миноры.
    .
    Четыреста семьдесят шестой опус


    Тайной вечери бледных детей
    Берегут фарисеи теченье,
    Вьются локоны близу ногтей,
    Свечки смерти вершат обрученье.

    Орлеанскую деву любить
    Розокудрым вольготно амурам,
    Разве детки венечных убить
    И могли насмех угличским курам.

    Бьют начиние, трюфли едят,
    Пьют не чокаясь фата-морганы,
    И кровавые тени следят
    В царских операх Юзы и Ханы.

  19. #39
    Житель Достижения:
    Ветеран5000 Experience Points

    Регистрация
    25.08.2011
    Сообщений
    136
    Очки
    6,249
    Уровень
    18




    Яков Есепкин

    Стансы

    Снова листья бурые под снегом
    Будто заметались в полусне,
    Вспыхнул над мерцающим ковчегом
    Лунный огнь в пурпурной вышине.

    Значит, все еще владеет нами
    И в миры иные не ушло
    Вставшее над снежными холмами
    Осени прощальное тепло.

    Хватит ли его для оглашенных,
    Время колокольчиков темно,
    Литий по церковным совершенных
    Слышать фарисеям не дано.

    Вижди, как хромающий Мазепа
    С Карлом венценосным говорит,
    Петр внимает речи их из склепа,
    Гетмана и служек не корит.

    Много божевольных в мире, каста
    Нощная, миражи серебря,
    Пирствует, слепая Иокаста
    Балует зефирами псаря.

    Мертвые помазанники черни
    Новые урочества дают,
    Редкие волошковые терни
    Багрием свивая, предают.

    Пуст, Гораций, мраморник эпохи,
    Некому воздвигнуть монумент,
    Нищенские даровали крохи
    Челядям за царский диамент.

    Явлен аще столп нерукотворный,
    То мемориалии печать,
    Нет царям почета, гладоморный
    Рок их, тщетно к ангелам кричать.

    Нам еще судить ли сех доверят,
    Что искать сочувствия толпы,
    Вервию притроновою мерят
    Век александрийские столпы.

    Смерть есть сон, мерцают в тусклой глине
    Млечные волнистые зубцы,
    И горят у мертвых на помине
    Звезды тверди, вечные пловцы.

    Замков и костелов небоскаты
    В темной ряби, и уже простор
    Истончен луной, его агаты,
    Заостряясь, ранят милый взор.

    Через миг один придавят вербы,
    Пруд и церковь черные катки.
    И на световом тогда ущербе
    В бездну глянут наши маяки.

  20. #40
    Житель Достижения:
    Ветеран5000 Experience Points

    Регистрация
    25.08.2011
    Сообщений
    136
    Очки
    6,249
    Уровень
    18


    Яков Есепкин

    Созерцание

    Пред собранием вод

    Сельский полдень разверзся над нами
    И дрожащий набросил атлас,
    За колхозными пряча стогами
    Золотой белогрудый запас.

    Зыбким блеском текучего зноя
    Привечают купальщиц брега,
    Ныне юные Дафнис и Хлоя
    Прибежали на эти луга.

    Денно голые жизни утюжит
    Диск горящий, несясь от зимы,
    И пространство келейное рушит,
    Храм простора, где губимся мы.

    Что безрукие плачут невесты,
    Им еще ветхий август белить,
    Вить розарьем незвездные кресты,
    Сумрак Божий очами палить.

    Яко вышли смертельные сроки
    И мелки невода рыбарей,
    Пусть галдят болобаки-сороки
    Над хоромами славских царей.

    Андеграунд нас вывел в подземку,
    Мало Коре гранатовых вин,
    Подплетем к терниям хризантемку,
    Смерть раскрасим во честь именин.

    Именитства всеземные наши
    Вечно были в миру веселы,
    Пеньтесь деесно, горькие чаши,
    Птах каверные ждут ангелы.

    Август, август, сей морный розарий
    Только ангелам падшим знаком,
    От барочных сооперных арий
    Князь не может вильнуть языком.

    Днесь кровавые ищут графини
    Молодых златогорлых певцов,
    И высоки тристийские сини,
    А не выше алмазных венцов.

    Речи нет, а каждят наши гаты,
    Венценосным свеченье дарят,
    Одевают пустые фрегаты
    Цветью роз и скитальцев мирят.

    От предчувствия гибели скорой
    Не избавиться им никогда,
    Столь торжественна высь, пред которой
    На глазах тяжелеет вода.

    Позлаченые смертью ромашки,
    Колокольчики в черной стерне
    Как хоругви античные тяжки
    И умрут на полдневном огне.


 

Похожие темы

  1. Ответов: 7
    Последнее сообщение: 27.08.2011, 21:57

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •